янтарная стена в мариинском театре

Содержание

МАРИИНСКИЙ-2

«Дорогие друзья!
Мы все надеемся, что запуск новой сцены еще раз подтвердит и упрочит великие традиции нашего театра, распахнув ему дорогу в будущее, где станет возможным создавать самые современные произведения и новаторские постановки, о которых раньше мы не могли и мечтать. Репертуар Мариинского-2 призван продемонстрировать высочайший уровень артистов нашего коллектива и нашей грандиозной сцены, связать историю Мариинского театра с современной аудиторией и с современными сочинениями самых разных жанров – оперой, балетом, симфонической музыкой.
С открытием новой сцены резко возрастут творческие возможности всего нашего коллектива – и оперы, и балета, и хора, и оркестра. Ведь Мариинский-2, историческая сцена театра, Концертный зал образуют вместе уникальный культурный комплекс, а новое здание с его оснащенной по последнему слову сценой и тремя камерными площадками создаст исключительные условия для воплощения дерзких творческих замыслов, образовательных, просветительских проектов, камерных вокальных и инструментальных программ.
Мы сможем увеличить нашу аудиторию до десятков тысяч, а то и миллионов зрителей посредством трансляций спектаклей и концертов как на весь мир, так и в регионы России. Мы будем осуществлять специальные трансляции для школ, библиотек, культурных центров по всей стране, для самых удаленных ее уголков. Эти намерения обращены, прежде всего, к молодежи, к юношеству, к детям».
Валерий Гергиев, художественный руководитель-директор Мариинского театра

Мариинский-2 в мировой прессе:

«Мариинский-2– отличный проект. В театре есть зал на 1830 мест, сбалансированная акустика и универсальное техническое оснащение». (The Economist)

«Зал просто великолепен. Представьте себе «старшего брата» зала в Глайндборне: ярусы из светлого дерева, великолепная акустика и отличный обзор. Закулисье театра – целый город: соединенные переходами сцены, мастерские и репетиционные залы с легкостью вместят весь немалый штат Мариинки (2500 человек). Здесь можно работать над пятью спектаклями одновременно или же одним щелчком мышки подать на сцену гигантские декорации». (The Times)

«Главный вдохновитель постройки нового сияющего театра оперы и балета Мариинский-2 с присущей ему энергией и решимостью решил проверить театр на прочность и продирижировать пятью спектаклями за три дня. Гала-концерт в честь открытия, прошедший в четверг, был отлично спланирован и блестяще исполнен. Этот великолепный двухчасовой концерт стал лучшей рекламой нового зала и достойным стартом трехдневного музыкального марафона». (The Telegraph)

«В просторных интерьерах театра – бежевый мрамор, сияние кристаллов Сваровски, подсвеченные стены из прозрачного оникса и панорамные окна с видом на город. Великолепный зал в форме подковы отделан буком и дубом, а резные потолки и рельефные фронтоны лож с вкраплениями хрусталя подчеркивают стилевое единство интерьера». (The Telegraph)

«Экстерьер нового театра ничем не примечателен, однако внутри царит сдержанная пышность. Внешняя стена зрительного зала выполнена из блестящего оникса. Сам зал оформлен с элегантной строгостью, интерьер из светлого дерева выглядит менее помпезно, чем в старой Мариинке, но при этом не кажется излишне скромным.
Как и говорил Валерий Гергиев перед открытием, акустика нового зала по окраске скорее платиновая, а не золотая, как в историческом здании. Звук в Мариинке-2 кажется несколько отстраненным, но при этом он чистый и сбалансированный: даже мощное соло деревянных и медных духовых не заглушает струнные». (The New York Times)

Справка о Мариинском-2:

Здание общей площадью 79 114 м 2 является одной из самых оснащенных театрально-концертных площадок мира. Зрительный зал может принять до 1830 зрителей. В новом театре семь надземных и три подземных этажа; главная, репетиционная и арьерсцены, репетиционные залы для балета, оперы, хора и оркестра, вспомогательные помещения для 1 000 сотрудников театра, камерные площадки в фойе, где реализуются просветительские проекты, ориентированные на детей и юношество, амфитеатр на крыше, который станет одной из площадок фестиваля «Звезды белых ночей», служебная подземная парковка.
Мариинский-2 наряду с историческим зданием Мариинского театра, построенным в 1860 году, и Концертным залом, открытым в 2006 году, стал частью уникального по своим творческим и просветительским возможностям театрально-концертного комплекса. Этот центр с новой силой подтвердил статус Мариинского театра как крупнейшей культурной институции мира.

Внешний облик
Внешний фасад здания выполнен из бежевого юрского мрамора, прорезан высокими панорамными окнами различного размера и увенчан металлической крышей. За счет этих окон снаружи открывается вид на внутренний вестибюль театра, а изнутри – на Крюков канал. Над главным входом в театр (угол ул. Декабристов и Крюкова канала) размещен прямоугольный навес из стекла и металла.

Фойе
Двухуровневое главное фойе украшают подсвеченные стены из оникса, окружающие зрительный зал. Пол отделан мрамором сорта «император». Многочисленные окна, которые выходят на улицу Декабристов и Крюков канал, украшены панелями из бежевого юрского мрамора. Стеклянный фасад обеспечивает естественное освещение фойе в дневное время. В вечернее время фойе освещается люстрами, изготовленными на заказ компанией «Сваровски». Из фойе открывается исключительный по живописности вид на Мариинский театр, расположенный на другом берегу канала.
Зрительская часть спроектирована как неотъемлемый компонент всего здания и создает ощущение сопричастности театральному действию. Из фойе расходятся несколько лестниц, в том числе уникальная лестница из архитектурного стекла высотой 33 метра, расположенная в северной части и соединяющая все надземные уровни здания. Фойе делится на несколько отдельных зон разного размера.
Амфитеатр фойе, который находится на третьем этаже, будет использоваться для образовательных проектов, интерактивных просветительских программ для детей и юношества, камерных концертов и художественных выставок.

Зрительный зал
Хотя это современный зрительный зал, в его основе лежат те же принципы, что и в знаменитых оперных театрах XVIII и XIX века – изогнутая форма в виде подковы и три яруса балконов. Именно такая конфигурация обеспечивает уютную атмосферу, наилучшую акустику и прекрасный обзор, а значит, комфорт и удобство зрителей.
Резные облицовочные панели из бука, которые украшают балконы, спроектированы в соответствии с требованиями акустики. Поскольку ярусов три, а не четыре, пространство между ними увеличено, что способствует лучшему распространению звука (особенно в последних рядах).
Освещение сцены отвечает всем современным требованиям. Вместе с этим, за счет приборов акцентирующей подсветки, произведенных компанией «Сваровски» и размещенных на ярусах, зал сияет, как сияли старинные залы при свете небольших ярусных канделябров.
С учетом требований акустики пол зрительного зала выложен дубовым паркетом на деревянной подложке, а стены и потолок сделаны из окрашенного гипса.
Кресла для зрителей изготовлены итальянской компанией «Эстель», а обивка – датской фирмой Danish Art Weaving.
Стены центральной ложи обиты кожей и украшены буковыми панелями и светильниками от Сваровски.

Сцена
В новом здании театра предусмотрены основная, репетиционная и арьерсцена, а также просторные дополнительные помещения, разделенные звукопоглощающими перегородками и занавесами. Три сцены можно объединять в одну или использовать по отдельности в зависимости от характера постановки и технических требований.

Сценическое оборудование
Сценическое оснащение, выбранное для нового театра, позволяет присвоить ему статус уникального. Театр может работать практически по непрерывному циклу спектаклей, репетиций, выпусков и монтировок. Оборудование сценического комплекса спроектировано и установлено так, чтобы обеспечить выполнение этого непрерывного цикла работ с наибольшей степенью функциональности.
При разработке концепции сценического пространства были использованы самые передовые современные аналоги, взято всё самое лучшее из недавно построенных или реконструированных театров мира. Были использованы опыт реконструкции и лучшие технологические решения лондонского Ковент-Гардена, Королевской оперы Копенгагена, парижского театра Шатле и многих других.
Сценическое пространство разбито на зоны, каждая из которых выполняет свою, строго определённую функциональную нагрузку. Это – основная сцена, арьерсцена, боковые карманы, репетиционная сцена, монтажная и погрузо-разгрузочная с крупноузловой сборкой зоны. Такое деление делает возможным одновременное нахождение в сценическом пространстве декораций не менее 4-х спектаклей. При этом одновременно на основной сцене может проходить самый сценографически сложный спектакль, на репетиционной сцене – идти полноценная репетиция, в монтажной зоне осуществляться сборка декораций следующего спектакля, а в грузовом доке – погрузка или разгрузка других декораций.
Сцена оснащена системой накатных площадок и компенсаторов, подъемно-опускными площадками, точечными подъёмами. Все элементы механизации автоматизированы и приводятся в действие при помощи системы управления. Подобные решения позволяют реализовывать самые смелые постановки, творческий коллектив сможет работать без каких-либо технических ограничений.

Акустика
Вторая сцена Мариинского театра спроектирована так, чтобы создать исключительную по своим характеристикам акустику. Объем зала – около 18 000 м 3 – практически идеален. Он сопоставим с объемом ведущих мировых оперных сцен.
Пол в зале отделён от бетонного основания шумопоглощающими деревянными конструкциями.
По залу размещены цельные деревянные балюстрады со световыми элементами. Они перекрывают друг друга и способствуют лучшему рассеиванию звука. Также для лучшего распространения звука в зале установлены специально спроектированные изогнутые гипсовые панели размером от 2 до 3 метров. Поверхности этих панелей исполняют ту же роль, которую в исторических оперных театрах играли специальные декоративные элементы, улучшающие акустику зала.

Репетиционные залы
В новом театре предусмотрены просторные репетиционные залы: для балета, оркестра и хора, а также большие многофункциональные репетиционные залы и залы для индивидуальных репетиций. Стены и потолки репетиционных залов облицованы специальными звукопоглощающими панелями.

Открытая терраса
Терраса временно закрыта для посещений.

Источник

Прямо под куполом Мариинского театра уже 150 лет создают декорации для опер и балетов. Вот как это происходит

Над декорациями спектаклей Мариинского театра работают десятки швей, маляров, художников и технологов. Они оформляют новые постановки, ремонтируют старые изделия и дублируют элементы для филиалов театра.

Работы проходят на нескольких площадках, самая старая из которых — Головинский зал под куполом исторического здания. Художники трудятся там уже 150 лет.

«Бумага» побывала в Головинском зале и поговорила с декораторами. В партнерском материале с банком ВТБ читайте и смотрите, как в конце года художники оформляют премьеру — «Летучую мышь» Иоганна Штрауса-сына.

В 2002 году банк ВТБ стал партнером Мариинского театра, а в 2006-м — генеральным партнером. Когда более 15 лет назад в пожаре были уничтожены декорации в мастерских Мариинского театра, ВТБ принял участие в благотворительной акции по их восстановлению.

За годы сотрудничества ВТБ поддержал более 50 различных проектов театра, среди которых фестиваль «Звезды белых ночей». При поддержке ВТБ на сцене Мариинского театра состоялись премьеры многих спектаклей, среди которых «Травиата», «Снегурочка», «Бахчисарайский фонтан» и другие.

Где рисуют декорации для опер и балетов Мариинского театра

1 sl 1

1 sl 2

Декораторы появились здесь в 1864 году — тогда пространство решили перестроить в живописный зал. Проект разработал архитектор Николай Бенуа. С тех пор — уже больше 150 лет — художники трудятся над декорациями и занавесами под самой крышей театра.

Живописные залы нередко размещали на верхних этажах, эта практика существовала и в XVIII веке. Такой вариант, например, предлагал Джакомо Кваренги для перестройки Каменного театра: конкурс он не выиграл, но проект итальянского зодчего сохранился.

1 sl 3 1

1 sl 4

Как устроены художественные мастерские в Головинском зале

За сезон Мариинский театр и его филиалы выпускают 10–12 новых постановок. Работа над декорациями для одного спектакля в среднем занимает около месяца (для несложных и камерных постановок — меньше). За это время художники полностью создают занавесы и другие элементы.

Теперь эскизы ко многим спектаклям делают на компьютере — это значительно экономит время. Кроме того, Художественно-производственный комбинат (ХПК) работает только с Мариинским театром — в отличие, например, от мастерских Большого театра в Москве, которые выполняют заказы и для других площадок.

Оформление спектаклей делят на жесткие и мягкие элементы. Специализация Головинского зала — мягкие декорации. Над завесами, падугами и другими элементами здесь работают швеи, маляры и художники. Они же дорабатывают готовые декорации, ремонтируют использующиеся и создают копии. Всего в штате ХПК больше 100 костюмеров и декораторов.

Как художники работают над новым спектаклем «Летучая мышь»

Оформление «Летучей мыши» монохромное и фотореалистичное. В спектакле используют темную ажурную завесу 22 на 12 метров. Хлопчатобумажную ткань (аналогичную той, что используют для холстов) раскрасили акриловыми и анилиновыми красками, а верхнюю решетку пришили на сетку — теперь она выглядит как черный силуэт.

Художник Вячеслав Окунев рассказал «Бумаге», что в постановке попытался воссоздать атмосферу Вены начала XX века: «Отсюда это визуальное решение, когда мы погружаемся в стиль старых фотографий, старых полов, старых интерьеров». В сценографии «Летучей мыши» используют и видеоарт.

Первые этапы работы над декорациями обычно проходят без участия ХПК, рассказывает начальник аппликационно-живописного цеха Николай Шумный. Сначала спектакль одобряет худсовет, а художник-постановщик разрабатывает эскизы. Потом их передают технологу, который продумывает реализацию художественного замысла. Он передает свои наработки в мастерские — и только тогда вступают декораторы.

Людмила Мехоношина
художник-технолог аппликационно-живописного цеха

— Над «Летучей мышью» мы работаем недели три-четыре: это, я считаю, много. У нас не только завеса, мы еще готовим фотопечать на кулисы, падуги. Кулис десять штук: объем работ достаточно большой.

Как в Головинском зале вручную расписывают занавес для нового спектакля

В штате мастерских не так много молодежи. 29-летний художник-декоратор Николай Лаухин — исключение, хотя он и работает в театре уже шесть лет.

Вместе с напарником Николай расписывал для «Летучей мыши» занавес с арками и решетками. Чтобы создать эффект текстуры камня, декораторы делали отпечатки на ткани и отмачивали ее.

Справились художники быстро: производство черно-белых декораций проще. Правда, цвета художники всё же использовали: для получения живописного эффекта добавили красные и зеленые оттенки — чтобы зрителям не казалось, что перед ними черно-белая фотография.

2 sl 1

2 sl 2

2 sl 3

2 sl 4

2 sl 5

Николай Лаухин
художник-декоратор в Головинском зале

— Работа заняла у нас около трех недель — это быстрее и легче, чем обычно. Когда мы копируем старую декорацию 50-х годов, нам нужно абсолютно точно придерживаться каждого мазка. И это, естественно, замедляет процесс. А когда ты свободен, когда тебе поручают творческую задачу, это довольно быстрый процесс.

Как декораторы работают с несколькими изделиями сразу

Параллельно с «Летучей мышью» в Головинском зале работают и над другими задачами. Мягкие декорации вроде кулис и занавесов служат до 50 лет, но, разумеется, со временем нуждаются в ремонте и реставрации. Есть и текущие задачи — например, уже после премьеры «Сельской чести» авторы спектакля попросили расширить одну из декораций.

В декабре половину зала занимала завеса оперы «Турандот» Джакомо Пуччини. Премьера состоялась в 2002 году, и декорациям нужен ремонт. Так как завеса многослойная — она сделана из тюля, сетки, поролона, парчи, — реставрация требует времени.

3 sl 1

3 sl 2

3 sl 3

Одновременно с ремонтом в Головинском зале делали и копию завесы для «Турандот». Театр регулярно передает спектакли в филиалы во Владивостоке и Владикавказе, и вот очередь дошла до оперы Пуччини — постановка появится в репертуаре Приморской сцены. У филиала есть собственный живописный зал, но сотрудников там меньше: в дальневосточных мастерских работают восемь художников и швей, в петербургских — 24.

Людмила Мехоношина
художник-технолог аппликационно-живописного цеха

— Мы делаем капитальный ремонт «Турандот». Из Владивостока вызвали мастеров: они пока не знают, как всё делать, и самую сложную позицию спектакля мы решили им показать — там достаточно сложная технология изготовления кулис.

3 sl 6

3 sl 4

3 sl 5

Как работает еще один художественный зал на Большой Подьяческой

Единственное отличие — дневной свет. В Головинский зал он практически не проникал, на Большой Подьяческой же убраны гардины. Начальник цеха мягких декораций Николай Шумный поясняет: окна занавешивают, что избавиться от бликов и посмотреть на декорации в вечернем свете — так, как их увидят зрители. В пасмурные дни занавешивать окна не нужно.

4 sl 2

4 sl 1

4 sl 3

4 sl 4

Как технологии помогают копировать декорации

В живописном зале на Большой Подьяческой в конце декабря работают и над декорациями к балету Людвига Минкуса «Баядерка»: этот спектакль хотят поставить и во Владивостоке. В постановке используется больше 40 элементов: арки, кулисы, завесы, падуги.

У декораторов есть два способа копирования. До недавнего времени Мариинский театр использовал только классический. При нем контуры и очертания оригинального рисунка «отбивают» на новом полотне с помощью черной сетки, как через копировальную бумагу. После этого декорацию отдают художникам, и они расписывают ее в цвете.

Новый способ предполагает копирование с помощью черно-белой печати — результат практически идентичен, но времени этот процесс занимает меньше. Тестирование современного подхода декораторы Мариинки начали именно с «Баядерки». Печатать сразу в цвете было бы еще быстрее, но сегодня нужных материалов для качественного переноса просто не существует, так что отказ от ручного труда художников пока невозможен.

Источник

янтарная стена в мариинском театре

МАРИИНСКИЙ-2

«Дорогие друзья!
Мы все надеемся, что запуск новой сцены еще раз подтвердит и упрочит великие традиции нашего театра, распахнув ему дорогу в будущее, где станет возможным создавать самые современные произведения и новаторские постановки, о которых раньше мы не могли и мечтать. Репертуар Мариинского-2 призван продемонстрировать высочайший уровень артистов нашего коллектива и нашей грандиозной сцены, связать историю Мариинского театра с современной аудиторией и с современными сочинениями самых разных жанров – оперой, балетом, симфонической музыкой.
С открытием новой сцены резко возрастут творческие возможности всего нашего коллектива – и оперы, и балета, и хора, и оркестра. Ведь Мариинский-2, историческая сцена театра, Концертный зал образуют вместе уникальный культурный комплекс, а новое здание с его оснащенной по последнему слову сценой и тремя камерными площадками создаст исключительные условия для воплощения дерзких творческих замыслов, образовательных, просветительских проектов, камерных вокальных и инструментальных программ.
Мы сможем увеличить нашу аудиторию до десятков тысяч, а то и миллионов зрителей посредством трансляций спектаклей и концертов как на весь мир, так и в регионы России. Мы будем осуществлять специальные трансляции для школ, библиотек, культурных центров по всей стране, для самых удаленных ее уголков. Эти намерения обращены, прежде всего, к молодежи, к юношеству, к детям».
Валерий Гергиев, художественный руководитель-директор Мариинского театра

Мариинский-2 в мировой прессе:

«Мариинский-2– отличный проект. В театре есть зал на 1830 мест, сбалансированная акустика и универсальное техническое оснащение». (The Economist)

«Зал просто великолепен. Представьте себе «старшего брата» зала в Глайндборне: ярусы из светлого дерева, великолепная акустика и отличный обзор. Закулисье театра – целый город: соединенные переходами сцены, мастерские и репетиционные залы с легкостью вместят весь немалый штат Мариинки (2500 человек). Здесь можно работать над пятью спектаклями одновременно или же одним щелчком мышки подать на сцену гигантские декорации». (The Times)

«Главный вдохновитель постройки нового сияющего театра оперы и балета Мариинский-2 с присущей ему энергией и решимостью решил проверить театр на прочность и продирижировать пятью спектаклями за три дня. Гала-концерт в честь открытия, прошедший в четверг, был отлично спланирован и блестяще исполнен. Этот великолепный двухчасовой концерт стал лучшей рекламой нового зала и достойным стартом трехдневного музыкального марафона». (The Telegraph)

«В просторных интерьерах театра – бежевый мрамор, сияние кристаллов Сваровски, подсвеченные стены из прозрачного оникса и панорамные окна с видом на город. Великолепный зал в форме подковы отделан буком и дубом, а резные потолки и рельефные фронтоны лож с вкраплениями хрусталя подчеркивают стилевое единство интерьера». (The Telegraph)

«Экстерьер нового театра ничем не примечателен, однако внутри царит сдержанная пышность. Внешняя стена зрительного зала выполнена из блестящего оникса. Сам зал оформлен с элегантной строгостью, интерьер из светлого дерева выглядит менее помпезно, чем в старой Мариинке, но при этом не кажется излишне скромным.
Как и говорил Валерий Гергиев перед открытием, акустика нового зала по окраске скорее платиновая, а не золотая, как в историческом здании. Звук в Мариинке-2 кажется несколько отстраненным, но при этом он чистый и сбалансированный: даже мощное соло деревянных и медных духовых не заглушает струнные». (The New York Times)

Справка о Мариинском-2:

Здание общей площадью 79 114 м 2 является одной из самых оснащенных театрально-концертных площадок мира. Зрительный зал может принять до 1830 зрителей. В новом театре семь надземных и три подземных этажа; главная, репетиционная и арьерсцены, репетиционные залы для балета, оперы, хора и оркестра, вспомогательные помещения для 1 000 сотрудников театра, камерные площадки в фойе, где реализуются просветительские проекты, ориентированные на детей и юношество, амфитеатр на крыше, который станет одной из площадок фестиваля «Звезды белых ночей», служебная подземная парковка.
Мариинский-2 наряду с историческим зданием Мариинского театра, построенным в 1860 году, и Концертным залом, открытым в 2006 году, стал частью уникального по своим творческим и просветительским возможностям театрально-концертного комплекса. Этот центр с новой силой подтвердил статус Мариинского театра как крупнейшей культурной институции мира.

Внешний облик
Внешний фасад здания выполнен из бежевого юрского мрамора, прорезан высокими панорамными окнами различного размера и увенчан металлической крышей. За счет этих окон снаружи открывается вид на внутренний вестибюль театра, а изнутри – на Крюков канал. Над главным входом в театр (угол ул. Декабристов и Крюкова канала) размещен прямоугольный навес из стекла и металла.

Фойе
Двухуровневое главное фойе украшают подсвеченные стены из оникса, окружающие зрительный зал. Пол отделан мрамором сорта «император». Многочисленные окна, которые выходят на улицу Декабристов и Крюков канал, украшены панелями из бежевого юрского мрамора. Стеклянный фасад обеспечивает естественное освещение фойе в дневное время. В вечернее время фойе освещается люстрами, изготовленными на заказ компанией «Сваровски». Из фойе открывается исключительный по живописности вид на Мариинский театр, расположенный на другом берегу канала.
Зрительская часть спроектирована как неотъемлемый компонент всего здания и создает ощущение сопричастности театральному действию. Из фойе расходятся несколько лестниц, в том числе уникальная лестница из архитектурного стекла высотой 33 метра, расположенная в северной части и соединяющая все надземные уровни здания. Фойе делится на несколько отдельных зон разного размера.
Амфитеатр фойе, который находится на третьем этаже, будет использоваться для образовательных проектов, интерактивных просветительских программ для детей и юношества, камерных концертов и художественных выставок.

Зрительный зал
Хотя это современный зрительный зал, в его основе лежат те же принципы, что и в знаменитых оперных театрах XVIII и XIX века – изогнутая форма в виде подковы и три яруса балконов. Именно такая конфигурация обеспечивает уютную атмосферу, наилучшую акустику и прекрасный обзор, а значит, комфорт и удобство зрителей.
Резные облицовочные панели из бука, которые украшают балконы, спроектированы в соответствии с требованиями акустики. Поскольку ярусов три, а не четыре, пространство между ними увеличено, что способствует лучшему распространению звука (особенно в последних рядах).
Освещение сцены отвечает всем современным требованиям. Вместе с этим, за счет приборов акцентирующей подсветки, произведенных компанией «Сваровски» и размещенных на ярусах, зал сияет, как сияли старинные залы при свете небольших ярусных канделябров.
С учетом требований акустики пол зрительного зала выложен дубовым паркетом на деревянной подложке, а стены и потолок сделаны из окрашенного гипса.
Кресла для зрителей изготовлены итальянской компанией «Эстель», а обивка – датской фирмой Danish Art Weaving.
Стены центральной ложи обиты кожей и украшены буковыми панелями и светильниками от Сваровски.

Сцена
В новом здании театра предусмотрены основная, репетиционная и арьерсцена, а также просторные дополнительные помещения, разделенные звукопоглощающими перегородками и занавесами. Три сцены можно объединять в одну или использовать по отдельности в зависимости от характера постановки и технических требований.

Сценическое оборудование
Сценическое оснащение, выбранное для нового театра, позволяет присвоить ему статус уникального. Театр может работать практически по непрерывному циклу спектаклей, репетиций, выпусков и монтировок. Оборудование сценического комплекса спроектировано и установлено так, чтобы обеспечить выполнение этого непрерывного цикла работ с наибольшей степенью функциональности.
При разработке концепции сценического пространства были использованы самые передовые современные аналоги, взято всё самое лучшее из недавно построенных или реконструированных театров мира. Были использованы опыт реконструкции и лучшие технологические решения лондонского Ковент-Гардена, Королевской оперы Копенгагена, парижского театра Шатле и многих других.
Сценическое пространство разбито на зоны, каждая из которых выполняет свою, строго определённую функциональную нагрузку. Это – основная сцена, арьерсцена, боковые карманы, репетиционная сцена, монтажная и погрузо-разгрузочная с крупноузловой сборкой зоны. Такое деление делает возможным одновременное нахождение в сценическом пространстве декораций не менее 4-х спектаклей. При этом одновременно на основной сцене может проходить самый сценографически сложный спектакль, на репетиционной сцене – идти полноценная репетиция, в монтажной зоне осуществляться сборка декораций следующего спектакля, а в грузовом доке – погрузка или разгрузка других декораций.
Сцена оснащена системой накатных площадок и компенсаторов, подъемно-опускными площадками, точечными подъёмами. Все элементы механизации автоматизированы и приводятся в действие при помощи системы управления. Подобные решения позволяют реализовывать самые смелые постановки, творческий коллектив сможет работать без каких-либо технических ограничений.

Акустика
Вторая сцена Мариинского театра спроектирована так, чтобы создать исключительную по своим характеристикам акустику. Объем зала – около 18 000 м 3 – практически идеален. Он сопоставим с объемом ведущих мировых оперных сцен.
Пол в зале отделён от бетонного основания шумопоглощающими деревянными конструкциями.
По залу размещены цельные деревянные балюстрады со световыми элементами. Они перекрывают друг друга и способствуют лучшему рассеиванию звука. Также для лучшего распространения звука в зале установлены специально спроектированные изогнутые гипсовые панели размером от 2 до 3 метров. Поверхности этих панелей исполняют ту же роль, которую в исторических оперных театрах играли специальные декоративные элементы, улучшающие акустику зала.

Репетиционные залы
В новом театре предусмотрены просторные репетиционные залы: для балета, оркестра и хора, а также большие многофункциональные репетиционные залы и залы для индивидуальных репетиций. Стены и потолки репетиционных залов облицованы специальными звукопоглощающими панелями.

Открытая терраса
Терраса временно закрыта для посещений.

Новая Мариинка изнутри Как устроен новый театр и почему он такой

2 мая открывается новая сцена Мариинского театра, которую построили со скандалами за 10 лет и 22 миллиарда рублей при участии великих и не очень архитекторов. «Афиша» перечисляет главные вещи, которые нужно знать о новой «Мариинке».

22 000 000 000 рублей

Сумма, в которую обошлась новая сцена (ре­конструкция Большого театра стоила 35,4 мил­лиарда). В 2006 году новую Мариинку обещали построить за 5 лет, бюджет оценивали в 9,5 миллиарда и объясняли, что отказ от проекта архитектора Доминика Перро, придумавшего накрыть театр фантастическим золотым куполом, все еще сильнее удешевит. В итоге Мариинка открывается с опозданием — 2 мая 2013 года, в день, когда худрук театра Валерий Гергиев отметит свой 60-летний юбилей.

building 1080596 1920

400 замечаний

Количество недочетов, которые Главгосэкспер­тиза нашла в проекте отправленного в отставку архитектора Доминика Перро. Француз обошел в архитектурном конкурсе сильных конкурентов (среди них — Эрик ван Эгерат, Ханс Холляйн, Арато Исодзаки) и заключил с Мариинкой контракт, который оценивают в 20 миллионов евро. Через 5 лет его отстранили, но замдиректора его бюро в России Людмила Лихачева считает, что проект не понравился Гергиеву сразу, как и сам архитектор: «Две звезды не договорились». По мнению других экспертов, Перро предупреждали, что он должен нанять правильных российских субподрядчиков, но он этого не сделал. Зато по его проекту успели снести целый квартал — в том числе одну школу и конструктивистский ДК имени Первой пятилетки.

building 1080596 1920

80 метров

Общая длина новой сцены — фактически размер футбольного поля. Друг за другом расположились три пространства: основная сцена, арьерсцена и репетиционная сцена. Они разделены звуко­непроницаемыми занавесами. Соответственно, пока идет один спектакль, можно монтировать декорации к следующему и репетировать третий. Это станет действительно важно через три года, когда основную сцену Мариинки закроют на реконструкцию и все оперы и балеты будут ставить только на новой сцене.

building 1080596 1920

Даймонд и Шмитт

По выражению Валерия Гергиева, «наша палочка-выручалочка». Имеется в виду не слишком амбициозное канадское бюро Diamond Schmitt Architects, специализирующееся на функциональных стеклянных параллелепипедах. От Перро решили оставить начинку: подземные этажи, фойе, атриум, общую планировку, а на отделку фасада объявили новый тендер. Его выиграло созданное по этому случаю петербургское Конструкторское бюро высотных и подземных сооружений — а канадцы выступили в качестве консультантов на удобных русской стороне условиях. Хотя проект бюро оказался самым дорогим (около 155 долларов за квадратный метр против средней российской цены 50 долларов за метр), а о фасаде не сказал доброго слова ни один из архитектурных критиков или разгневанных горожан, сроки исполнения и связи со Смольным оказались важнее. Член тендерной комиссии, ректор МАРХИ Дмитрий Швидковский сказал, что у него канадцы за такую дипломную работу получили бы удовлетворительно. А карьера конструкторского бюро пошла в гору: они также выиграли тендеры на реконструкцию БДТ и Консерватории, участвуют в строительстве «Лахта-центра» и стадиона «Зенит-Арена».

building 1080596 1920

Зрительный зал

Сделанный в форме подковы зал на 2000 мест — рациональное пространство без лишних украшений. Здесь нет «слепых мест» — всю сцену видно даже с самой высокой точки. Стены отделаны специальными акустическими гипсовыми панелями, ярусы разделены панелями из бука и дуба, кресла серые, в меру удобные — вот, собственно, и все. Кроме главного зала есть еще площадки ­поменьше — для камерных концертов, лекций и выставок. Летом обещают задействовать тер­расу на крыше — но пускать полюбоваться на ­город будут, кажется, не всех подряд.

building 1080596 1920

«Макдоналдс»

Одно из народных прозвищ театра, среди прочих — «Мариинская впадина», «Универмаг ­«Мариинский», «Маразминка». Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский назвал здание «градостроительной ошибкой».

building 1080596 1920

«Мешки с мусором»

Самый первый и по-своему эффектный проект новой Мариинки, который предложил лос-анджелесский архитектор Эрик Мосс — абстрактные объемы из матового стекла. Он же придумал выражение «брошенные на землю мешки с мусором». Гергиеву проект очень нравился, но «Мешки» не соответствовали российским техническим нормам, поэтому в 2003 году и решили объявить злополучный международный конкурс больших архитекторов (см. «400 замечаний»).

Оникс

Слоистый минерал, который любят использо­вать в интерьере дорогие азиатские отели. В фойе новой Мариинки — гигантские панели из оникса, подсвеченные светодиодами изнутри. По мнению Валерия Гергиева, благодаря желтому сиянию невзрачный стеклянный фасад заиграет совершенно другими красками.

building 1080596 1920

«Очень живая акустика»

Характеристика звуковых возможностей новой сцены, которую дал Валерий Гергиев. С ним согласны оперная прима Анна Нетребко и балерина Майя Плисецкая, которая считает, что деревянная отделка зала — залог хорошего звука. Однако один из побывавших на акустическом тесте музыковедов, просивший не называть своего имени, утверждает: «В восторге от акустики журналисты новостных изданий, которые записали все, что им сказал Гергиев. Но почему так резко, грубо звучит знаменитая мариинская медь, которая славится своей мягкостью и округлым звуком? Почему проваливается хор, почему солистка лучше звучит из глубины сцены?» Представители Мариинского поясняют, что зал — тоже инструмент, к которому еще надо приноровиться.

Переход в стену

Мостик, брошенный через Крюков канал между старым и новым зданиями театра. Самый спорный архитектурный элемент, к тому же упирающийся в глухую стену старой Мариинки: пройти через него нельзя. «Переход между двумя зданиями откроют после реконструкции исторического здания. У Перро он в проекте был, а у Diamond Schmitt Architects его не было. Поскольку историческое здание под охраной, разрешение будет, только когда пройдет реконструкция, — фасад разбирать надо», — поясняет парадокс главный инженер новой сцены Михаил Новиков.

building 1080596 1920

Хрусталь Swarovski

Одна из люстр «Сваровски» украшает Царскую ложу на 30 мест и имеет 6 режимов работы: сотрудники театра считают самым красивым эффект «Рой мотыльков». Хрустальными бусами освещено и фойе театра. Вообще, продумав игру отражений, архитекторы не позаботились о дамах, которые будут подниматься из фойе на второй этаж: лестница прозрачная.

Янтарная стена в мариинском театре

2 мая открывается вторая сцена Мариинского театра. Событие громкое и неодназначное. «Мариинка-2» – один из самых дорогих, долгих и скандальных проектов Петербурга. П остараемся разобраться, чем же все-таки порадует новая площадка ценителей прекрасного.

building 1080596 1920

Достоинство №1. Идеальная акустика и обзор

Вторая сцена построена в соответствии с лучшими образцами классических оперных театров прошлых веков, когда микрофонов не было и в помине – ясное звучание обеспечивали правильная конструкция зала и одежда сцены. Поэтому акустика в Мариинке должна быть просто волшебной.

Зрительный зал изогнут в виде подковы и рассчитан на 2000 человек. В его оформлении использованы светлый бук и специально спроектированные акустические гипсовые панели размером от 2 до 3 метров. Причем, как подчеркивают строители, древесина для отделки выпиливалась по чертежам из цельного ствола дерева: «Это очень важно для акустики». Еще одна «фишка» – особая конструкция дубового пола. Когда оркестр зазвучит в полную силу, он будет издавать тончайшие вибрации, которые почувствуют и зрители.

building 1080596 1920

По словам проектировщиков в зале нет «слепых» зон – сцену идеально видно абсолютно с любого кресла. Поскольку ярусов три, а не четыре, пространство между ними увеличено, что также способствует распространению звука. В общем, представление одинаково хорошо должно быть видно и слышно с любого места – как в партере, так и в последних рядах балконов.

Достоинство №2. Драгоценный оникс и кристаллы Swarovski

building 1080596 1920

90 миллионов долларов потратили на внутреннюю отделку нового здания Мариинского театра. К слову, строительство оперного театра в Торонто (Канада), считающегося одним из лучших в мире, обошлось в сумму, не намного большую – 110 миллионов долларов.

Главный вестибюль театра украшает подсвеченная изнутри стена из оникса медового оттенка, выполненная в форме раскрывающегося цветка. Библейский камень оникс — один из самый дорогих поделочных материалов. В «Мариинке» площадь драгоценной отделки составит около 4000 квадратных метров. Возможно, это будет самое крупное собрание оникса в Европе. Камень специально закупали в Иране, привозили в Петербург, распиливали на пластины, шлифовали, и затем монтировали, подбирая по цвету и рисунку.

Из фойе расходятся несколько лестниц, в том числе уникальная лестница из архитектурного стекла высотой 33 метра. Основные материалы отделки интерьеров – камень, дерево, стекло и металл. Мягкий зеленоватый оттенок венецианской штукатурки поддерживает традиционную цветовую мелодию старой Мариинки. Роскоши убранству театра добавляют 230 хрустальных люстр фирмы Swarovski, сделанные по спецзаказу. В их числе и уникальный светильник-облако, составленный из тысячи кристалликов и подвешенный на невидимых нитях к потолку VIP-ложи.

Достоинство №3. Площадка без ограничений

Наталья Цапко, руководитель художественно-технического комплекса Мариинского театра утверждает, что в новый зал оснащен по максимуму: «Взято всё лучшее от недавно построенных или реконструированных театров мира, таких как лондонский Ковент-Гарден, Королевская опера Копенгагена, парижский театр Шатле».

building 1080596 1920

Перечень установленного сценического оборудования действительно впечатляет, под него и складские пространства отведено две трети площадей нового здания. При этом все автоматизировано и требует минимум усилий и персонала. Сценическое пространство разбито на зоны, что позволяет одновременно работать с декорациями не менее 4-х спектаклей. Т.е. на основной сцене может идти сценографически сложный спектакль, на репетиционной сцене – полноценная репетиция, в монтажной зоне осуществляться сборка декораций следующего спектакля, а в грузовом доке – погрузка или разгрузка декораций. Уникальный свет и спецэффекты, возможность трансформировать не только сцену, но и оркестровую яму, моментально менять декорации – в общем, с технической точки зрения фантазию режиссеров и художников Мариинки теперь ничто не ограничивает. Недаром Валерий Гергиев уже вовсю говорит о расширении репертуара.

building 1080596 1920masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

building 1080596 1920

Специалисты на просьбу дать оценку зданию обычно с глубоким вздохом отвечают, что обсуждать нечего, поскольку архитектура тут просто отсутствует. Так считает и архитектор, реставратор Рафаэль Даянов: «Эту архитектуру никто не обсуждал, никакой дискуссии не было, это, так сказать, принятое решение. Другое дело, что если бы был реализован победивший на конкурсе проект Перро, то вряд ли бы он сюда вписался. Здесь само по себе сложное место: снесенное в свое время строение работы Кваренги, построенное после этого в 30-е годы сооружение тоже по-своему страшненькое… Тут все время идет смена одного другим, и не самым удачным. Это какое-то роковое место».

Проектировщик Новой сцены Мариинского театра – канадский архитектор, автор целого ряда крупных проектов в Канаде, США, Израиле и нескольких других странах Джек Даймонд в эксклюзивном интервью Радио Свобода так объясняет свою концепцию Мариинки-2:

– Проблема состояла в том, чтобы вписать современную постройку в потрясающую классическую архитектуру Петербурга. Это невероятно сложно, особенно учитывая, что постройка должна стоять по соседству со старым зданием Мариинского театра, перед которым все благоговеют. Кроме того, в новом здании, занимающем целый квартал, должны были быть размещены все вспомогательные службы для обеих сцен – это очень сложная структура. В первую очередь было решено вписать здание в очертания Петербурга, удивительного по красоте города. Этот подход, безусловно, был принят далеко не всеми, потому что многие хотели увидеть отдельно стоящее экстравагантное, суперсовременное здание, подобное тем, что были построены в некоторых городах Европы. Но мы решили, что для Петербурга это неправильно. Еще одним важным нашим решением было сделать фасады достаточно скромными. Это позволило объединить пространство, в котором находятся два известнейших здания – Консерватории и Мариинского театра. То есть Мариинка-2 создает фон для исторического здания театра, поскольку новое здание продолжает очертания улицы, вписываясь в урбанистическую ткань Петербурга. Не все это еще осознали.

building 1080596 1920

Джека Даймонда совершенно не удивляет резко негативная реакция на построенное им здание:

– Абсолютно такая же реакция была на новое здание оперы в Торонто. Люди хотели красного бархата и позолоты. Им нужен был классический стиль, и они пошли войной против модерна. Но когда опера открылась, все изменилось. Я не хочу хвалить сам себя, но за шесть лет, которые с тех пор прошли, еще не было спектаклей, на которых я присутствовал (а я очень часто бываю и на балетах, и на операх), чтобы ко мне не подошли несколько совершенно незнакомых мне людей и не поблагодарили тепло за мою работу. Это совсем не лесть, они говорят искренне.

Теперь самые разные люди критикуют новое здание Мариинского театра. У кого-то есть личная заинтересованность. Другие уверены, что классическая архитектура должна повторяться раз за разом. Мой ответ: классическая архитектура не отражает дух нашего времени. А художник должен соответствовать духу своего времени. И новое здание Мариинского театра отвечает этому принципу. Людям не нравятся перемены. Они любят свой старый Петербург. Я его тоже, кстати, люблю. И проявил уважение к любви петербуржцев, сделав фасад достаточно скромным, но построив, надеюсь, одно из лучших оперных зданий в мире. Оно не может понравиться всем, но, я вас уверяю, после открытия будет гораздо больше людей, которым оно нравится, чем наоборот.

Архитектор Джек Даймонд знаком с критикой в свой адрес, но удивляется, почему она раздавалась еще до того, как новая сцена была открыта:

– Один критик сказал, что в фойе очень мало места, там будет не протолкнуться. Я же боялся, что места в фойе будет слишком много.
Другой критик сказал: прохожие же будут разглядывать с улицы пришедших в театр зрителей! Я не воспринимаю это замечание как критику, поскольку одним из важных факторов успеха здания оперы в Торонто была как раз прозрачность. То есть прохожие или водители проезжающих мимо машин видят тех, кто пришел на спектакль, и у них возникает чувство, что внутри происходит что-то важное. Это очень захватывающе. В газете Saint-Petersburg Times была заметка под заголовком «Незамысловатый фасад прячет за собой ослепительный интерьер». Вот это, на мой взгляд, близко к истине.

Джек Даймонд сетует, что не все из задуманного удалось реализовать:

– Мы разработали генеральный план для этого района, в котором делался акцент на необходимости создания своеобразной пешеходной зоны перед Консерваторией и сбоку от старого здания Мариинского театра. А затем мы спроектировали стеклянный мост через Крюков канал, ведущий к входу в новое здание театра. Таким образом, вход в Мариинский-2 становился концом перспективы этой зоны, соединяющей исторические здания. Мост не построили. И меня это очень огорчает. Разрешение на строительство моста выдавалось отдельно от разрешения на строительство самого здания. То же самое касается и финансирования. Поэтому, к сожалению, строительство моста и театра не было скоординировано.
И меня будут очень сильно критиковать за узость тротуара на улице Декабристов. Как раз из-за него я разместил вход в театр в правом углу здания, выходящем на улицу Декабристов. И оставил возможность для того, чтобы вход завершал перспективу пешеходной аллеи от Консерватории, мимо старого здания Мариинки к новому зданию театра. Но мост так и не был построен.

Стоит отметить, что, говоря о стеклянном мосте, Джек Даймонд имеет в виду не ту, все-таки построенную, соединяющую новое и старое здания прозрачную конструкцию, которая перегораживает перспективу Крюкова канала. Нарушение этой перспективы тоже вызвало возмущение со стороны специалистов и простых петербуржцев. Мнение же по поводу качеств внутреннего устройства новой сцены Мариинского театра – акустики, удобства и красоты зала, убранства фойе – еще предстоит услышать.

Мариинку-2 построили из природных материалов: юрского известняка, подсвеченного оникса на стенах зрительного зала и древесины, которой обшиты места вокруг сцены. Всё – для наилучшей акустики.

Гергиев говорит, что верит: новый театр станет достопримечательностью Петербурга и поможет продлить в будущее наследие российской культуры. Ведь в Мариинском театре проходили премьеры произведений Чайковского, Рахманинова, Мусоргского и Римского-Корсакова. Не говоря уже о богатейших балетных традициях. Что касается старого здания, то оно страдает от своего возраста, и скоро будет закрыто на капремонт».

«Джек Даймонд поднимается в поэтические выси, когда говорит об ониксе, — продолжает тему канадская Toronto Star.

Массивная облицовка из этого камня янтарного цвета покрывает залы Мариинки-2, построенной за 700 миллионов долларов в Петербурге. Архитектор Джек Даймонд – один из двух руководителей спроектировавшей новый театр компании Diamond Schmitt Architects. И эта компания – из нашего города [Торонто].

И зрителей, если Даймонд прав, очарует эффект оникса. Подобно плавучему маяку, который светится изнутри, декоративная отделка, украшенная свечами в холле, даст гостям понять: они попали в храм культурного богатства.

Мы выбрали оникс из-за его богатого и тёплого медового цвета, — объяснил Даймонд в интервью, данном всего за несколько дней до поездки в культурную мекку России. Этот вечер наверняка станет для него самым важным в жизни. – Весь зал сияет, когда вы смотрите через большие фасадные окна. Он выглядит как сгустившийся солнечный свет днём, а ночью подсвечен».

А вот Euronews (цитируя материал агентства Reuters) не столь радужно описывает новый зал – но, в основном, его внешнюю сторону.

«Его называли и изящным образчиком модернизма, и убогим торговым центром. Но что бы ни думали россияне о внешнем облике новой сцены петербургского Мариинского театра, в четверг они смогут наконец-то увидеть, что у спорного здания внутри. По крайней мере, некоторые.

Новое здание стоит совсем рядом с первой, исторической Мариинкой: это здание XIX века – одно из величайших средоточий российской культуры. Оперная и балетная труппы прославились по всему миру ещё в советское время, когда театр назывался Кировским. Но новинка расколола общественное мнение в родном городе Путина: критики прозвали здание из стекла и известняка «ТЦ Мариинский», указывая на несоответствие его облика элегантным зданиям XIX века, стоящим вокруг, и изящно украшенному историческому зданию Мариинского театра.

building 1080596 1920

Глава проекта Валерий Гергиев – которого многие считают одним из самых выдающихся дирижёров современности – десять лет добивался завершения строительства, пользуясь желанием Путина показать, что Россия более не отстаёт от Запада. Худрук пообещал, что сомневающиеся возьмут свои слова обратно, когда увидят интерьеры здания (его общая площадь, кстати, 7400 квадратных метров).

Открытие Мариинки-2 подтвердит и укрепит великие традиции театра, открыв дорогу в будущее, когда будет возможно создавать ультрасовременные произведения искусства и новаторские постановки, о которых мы раньше не могли даже мечтать, — сказал Гергиев. – Я уверен в том, что через 25 лет Мариинский-2 будет считаться в Петербурге самоценной достопримечательностью, признанной за свою великолепную акустику, превосходные производственные мощности и непревзойдённый уровень комфортности для аудитории.

Новый театр – один из плеяды мегапроектов, призванных подчеркнуть возможности России. Главный в их ряду – Олимпиада-2014 в Сочи, один из личных проектов Путина.

Благодаря последним достижениям техники (пусть даже в VIP-ложе и есть канделябры, чтобы видные гости чувствовали себя как дома) Мариинка-2 на световые годы отстоит от Мариинки изначальной, зал которой роскошно убран в алое и золотое. Снаружи построенное в 1860 году здание выкрашено в бледно-зелёный цвет. Именно в этих стенах десятилетиями была сосредоточена культурная жизнь Петербурга: здесь в 1892 году впервые показали «Щелкунчика» Чайковского, а за 18 лет до этого Мусоргский продемонстрировал переполненному залу своего «Бориса Годунова».

Но Гергиев – которому, кстати, в день концерта как раз исполняется 60 лет – решил, что старого зала для его творческих планов недостаточно. Его огромной культурной империи понадобился новый дом.

Затея не обошлась без трудностей – цена взлетела до небес после того, как один проект зарубили уже в процессе реализации, и строительством занимались не менее трёх [архитектурных] компаний. В прошлом году Гергиев опроверг информацию о том, что в рядах балетной труппы существует серьёзное недовольство по поводу зарплат и условий труда – после того, как группа танцоров выпустила открытое письмо с жалобой. При этом можно сказать, что Мариинский театр избежал столь же серьёзных потрясений, как московский Большой: там, напомним, не только напали на худрука балетной труппы (в результате чего он практически потерял зрение), но и вскрыли скандалы в ходе реставрации, продолжавшейся шесть лет.

Балерина Виктория Краснокутская, как и некоторые другие исполнители, говорит, что новое техническое оснащение в Мариинском оказалось очень кстати, позволив быстро и легко менять декорации.

Зрительный зал очень красив. Там очень светло и просторно, — сказала она».

Тем не менее, сообщает издание, не все остались довольны строением.

«Две сцены театра отличаются во всём. Новое здание выбивается из ряда окружающих его строений конца XIX века – и из ландшафта города, увековеченного в работах Гоголя и Достоевского.

[Ещё до начала строительства] опасались, что оно будет выглядеть как жилой дом или торговый центр. Люди не понимают, что это здание собой представляет, — говорит петербурженка Ирина Варго.

Строители снесли ради нового театра целый квартал, уничтожив конструктивистское здание ДК Первой пятилетки, остатки Литовского рынка и построенную в 1930 году школу. Глава петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Марголис заявил, что была разрушена охраняемая в качестве части Всемирного наследия ЮНЕСКО зона в самом сердце города.

Я считаю, что это не только градостроительная ошибка – это градостроительное преступление, потому что случилось вторжение в один из самых уникальных уголков исторического центра Санкт-Петербурга, — сказал он.

А депутат петербургского ЗС Алексей Ковалёв выразился просто: «Это омерзительно!»

По моему мнению, это [здание] следует снести, — сказал он. – Мне всё равно, что у него внутри. А Гергиева нужно уволить».

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Универсальный информационный портал
Adblock
detector